Если я помню, что мог принять другое решение, то у меня возникает впечатление о моей свободе воли.

Содержание:

Механизм свободы воли

(Воля и осознавание)

Re: Цель

24 мая 1998 г. 9:49 fido7.ru.ai

Даже если система пассивна, и только наблюдает, она не может наблюдать всё. Из-за ограничения ресурсов возникает специализация, которую можно трактовать, как цель. Но это ещё похоже на софистику.

Если система способна что-то изменять, то её функция (зависимость действий от входных условий) больше похожа на целенаправленную. Она могла быть задумана разработчиком системы, то есть - это его цель в буквальном смысле слова. Эта функция может быть результатом "непреодолимых обстоятельств", например, результатом действия физических законов, которые можно сформулировать в виде функционала с "целевой функцией". Снежная лавина сметает всё на своём пути. Такая "активная" система исполняет чужую или приписанную ей цель.

Наконец, если действия системы обусловлены внутренними "потребностями", то может возникнуть целенаправленное "поведение". Такое определение вполне годится для робота, решающего задачи для нас.

Традиционно, робот, или AI - это системы, которые ведут себя разумно с точки зрения человека. Поэтому вопрос о "собственных" потребностях становится спорным. Их можно трактовать, как потребности разработчика, так как именно разработчик может в деталях продумать и изготовить цепочку наблюдение - потребность - действие.

По-моему, настоящее (исходящее от сознания) целенаправленное поведение не нужно связывать с предусмотренной разработчиком или даже природой "целевой функцией". Это поведение должно быть "изобретено" системой в процессе поиска средств для удовлетворения собственной потребности. То есть, для формирования цели достаточно одной только потребности. Поэтому "целевая функция" не присуща системе, а развивается из потребности. Она может оказаться совершенно другой в другом внешнем мире. То есть, она не должна жёстко разрабатываться заранее.

Сама потребность может быть задумана разработчиком, или может сформироваться в результате естественного отбора. Она состоит в том, чтобы "сенсоры" сообщили "мозгу", что "всё в порядке, шеф!" И если мозг способен изобрести способ получения такого сообщения, то потребность плюс этот ассоциативно связанный с ней способ образуют цель, и даже осознаваемую цель.

Целенаправленное поведение возникает в процессе накопления жизненного опыта. Поэтому у неопытного существа нет целей. У него есть только потребности. Причём, если нет опыта, то нет и понимания, в чём эти потребности заключаются.

Молодой таракан чувствует себя плохо. Он инстинктивно суетливо бегает по норке, и хватает в рот что попало. Вдруг, ему попадается капелька воды или крошка хлеба. Для таракана эти вещи ни чем не лучше крошек цемента. Но его внутренние "датчики нормы" почувствовали поступление нужных веществ. Они кричат "шеф - это то, что надо!". Мозг пытается установить связь между предыдущим поведением таракана и этим долгожданным сообщением. После многократных повторений удачного и неудачного поведения, таракан начинает понимать, как себя вести, чтобы удовлетворить свои потребности. Одновременно возникает осознавание, в чём эти потребности заключаются.

Если бы таракан появился на свет в рыбном отделе магазина, то он бы приучился удовлетворять те же врождённые потребности, питаясь селёдкой. Задача сознания таракана состоит в том, чтобы изобрести правильное поведение в любом мире, где бы таракану ни пришлось жить.

Поэтому настоящая (исходящая от сознания) "целевая функция", то есть связь между наблюдением и поведением с учётом внутренних потребностей - изобретается, а не даётся от природы. Конечно, это "изобретение" можно ускорить при помощи обучения.

Цель

26 мая 1998 г. 8:09 fido7.ru.ai

Сложное поведение состоит из крошечных фрагментов, которые могут быть освоены независимо. Соединение этих элементов, синтез может происходить в процессе творческого поиска. Но они могут и просто "механически" объединяться при достаточно уверенных ассоциативных указателях на нужные фрагменты.

По-моему, внутренний (не осознаваемый) механизм сознания именно этим и занимается. В модели сознания, которую я сейчас разрабатываю, любой фрагмент нервной системы, включая отдельный нейрон, постоянно занят поиском "ещё лучшего поведения", то есть такого способа преобразования "вход -- > выход", который приведёт к "ещё лучшему" удовлетворению потребности организма.

Поскольку этот процесс происходит постоянно, то он выглядит не как синтез чего-то "большого и светлого" из ничего, а как постоянное улучшение уже имеющегося поведения путём уточнения его в деталях. Это микросинтез. Создание нового происходит мельчайшими шажками по 1, 2 бита. То есть каждое такое улучшение поведения (квант поведения) гораздо проще, чем поведение амёбы или гидры в целом.

У гидры есть несколько генетически зашитых реакций (безусловных рефлексов). В процессе "творческого поиска" она выбирает, какая из реакций лучше подходит в данной ситуации для "ещё лучшего" самоощущения. Это поиск, вероятно, случается крайне редко. А в остальное время она механически использует, то, что нашла.

В результате правильно подобранного поведения организма в целом и его органов все системы организма всё время находятся "почти в норме". Если такое состояние длится долго, и нужное поведение становится автоматическим, то у "механизма сознания" освобождаются ресурсы для более абстрактного поиска, так как конкретная задача решена. Возможно, у гидры таких ресурсов нет, а у человека их достаточно много.

Постоянный поиск происходит потому, что
1) отсутствует критерий того, что найдено поведение, обеспечивающее максимальное удовлетворение потребностей, и потому, что
2) механизм сознания имеет "резервы творческих возможностей" на случай непредвиденных изменений ситуации.

Творческий поиск оптимального поведения происходит на уровне отдельного нейрона. Способность нейрона к запоминанию (или даже к формированию условного рефлекса) можно обнаружить. Нейронные структуры организованы так, что их "интеллект" увеличивается при увеличении числа нейронов. У улитки уже можно зарегистрировать способность к обучению, а у вороны - к обобщению.

Re: Механизмы сознания

22 апреля 1999 г. 23:22 fido7.ru.ai

Поддержание хорошего самочувствия, которое лежит в основе механизма самообучения, не является целью. Цель или "целеполагание" - это субъективный процесс планирования или удержания в уме цепочки событий от текущего состояния к желаемому результату. Это сознательный процесс. Если он происходит в сознании третьей персоны, например, робота, то он не поддаётся прямому управлению.

Можно считать "настоящей" целью ту цель, которую имеет в виду разработчик искусственного интеллекта, а не собственную субъективную цель этого интеллекта. Обе точки зрения совместимы.

Например, мы может специально обучить дельфина, и он взорвёт вражеский корабль. Мы воспользовались доверием дельфина и выполнили свою цель. А целью дельфина была игра с человеком.

И дельфин, и человек обычно совсем не думают о "поддержании самочувствия". Это примитивное желание, основа инстинкта самосохранения, с раннего детства обрастает множеством детальных способов достижения хорошего и избежания плохого. У нас так много вариантов сознательного поведения, что иногда мы непроизвольно замечаем, что большинство из них - это типичные фрагменты поведения, используемые для достижения сложных целей. Например, мы стремимся заработать деньги, что является более универсальной целью, чем примитивное "самочувствие".

Ассоциативный механизм, вырабатывающий необходимое поведение, одинаков как для осознаваемого целенаправленного поведения, так и для автоматического, или осознаваемого, но "бесцельного" или даже безумного поведения. Этот механизм не управляется какими-либо целями вообще, так как он неосознаваемый. Цель, как и свобода воли - это свойства сознательного ассоциативного процесса (мышления), который может влиять только на собственную подсознательную "траекторию ассоциативного блуждания".

Чужое сознание таким способом не управляемо. Но им можно управлять через стимулы, если известно, что требуется этому существу для "поддержания хорошего самочувствия".

Свобода воли

1999-08-30 00:11 Конференция "Механизмы сознания"

Свободе воли можно дать такое определение, которое не привязано к человеку. Значит, и сама способность к свободному выбору доступна не только людям. Определение можно уточнять, но первоначально оно должно исходить от первой персоны, которая считает себя обладателем свободы воли.

Определение: Свобода воли - это моя способность принимать различные решения в абсолютно одинаковых обстоятельствах.

С позиции первой персоны я не могу сделать умозаключение о том, что я обладаю свободой воли, пока ни одно из решений не принято. Может быть, что-то ещё заставит меня сделать окончательный выбор. Но после принятия и начала исполнения решения у меня возникает впечатление о моей свободе воли, так как я знаю, что я уже принял решение и я помню другие возможные решения, которые я мог бы принять, но не захотел.

Получается, что "свобода воли" - это не только способность принимать решение, но также и способность удерживать в памяти несколько возможных решений. Без способности к последующему обдумыванию возможных решений "свобода воли" превращается в неосознаваемый (потому что нет обдумывания или воспоминаний) выбор. К примеру, технически, это может быть случайным выбором одного из равновероятных путей. Но мы называем свободой воли именно свойство сознательного опыта.

Никакие моральные или биологические потребности или что-то специфически человеческое не используется в таком определении свободы воли с точки зрения первой персоны.

Суждение о свободе воли третьей персоны более трудно. Я делаю вывод о том, что моя кошка обладает свободой воли, потому что в "абсолютно одинаковых обстоятельствах" она иногда ворует сосиски со стола, а иногда нет. По её поведению я вижу, что она помнит, что совершила "нехороший" поступок.

Если согласиться, что о свободе воли можно судить по поведению, то из "видимого" наличия свободы воли у третьей персоны следует наличие сознания, потому что "обдумывание или воспоминания" - это признаки осознавания.

При этом можно ошибиться. Можно, например, не заметить, что обстоятельства не были "абсолютно одинаковы".

Хотя я и уверен в своей свободе воли, но я вижу, что с точки зрения первой персоны - это лишь впечатление, ощущение, логическое умозаключение, а не какая-то "свободно выбирающая сила". Технически, принятие решение само по себе происходит неизбежно, так как время не остановить. Одно или другое решение, или "отсутствие решения" обязательно произойдёт. Этот факт не требует никакой особой воли.

Есть ещё "воля", работающая до принятия решения. Это переживания и размышления, связанные с выбором. В них участвуют и мораль, и биологические потребности, и человеческая (или кошачья) культура. Здесь может потребоваться и "сила-воли".

Re: Свобода воли

1999-09-03 22:14 Конференция "Механизмы сознания"

Кто принимает решение - я или моё тело, мой мозг?

То, что мне кажется - это действительно мне кажется. Этот субъективный факт не требует логического доказательства того, что "это действительно мне кажется".

Однако я знаю, что обладаю телом. Тело содержит органы, нейроны, белки и т.п., которые влияют на функционирование моего сознания "изнутри". Кроме того, на моё сознание, на моё впечатление о мире и о себе влияют другие люди и внешние обстоятельства. Это объективные воздействия.

На то, что мне в данный момент кажется, влияют и мои воспоминания, мой прошлый субъективный опыт, то есть, моё сознание. Влияние сознания на себя, хотя и не строго рекурсивное, но может быть настолько зациклено, что я могу сделать выводы из самих же выводов и получить впечатление логического обоснования каких угодно необоснованных утверждений. Это субъективное воздействие.

Итак, на моё текущее впечатление влияет множество факторов. Как бы они ни влияли, какой бы уровень обмана или психического расстройства не был достигнут, моё впечатление остаётся моим. Это неотъемлемый факт моего сознания.

Поэтому доказательством наличия у меня свободы воли является моё впечатление о ней. Я свободно (потому что мне так кажется) принял решение.

Процесс субъективного продумывания и принятия решения, конечно, имеет объективную подоплёку. В то время, когда я размышляю то об одном, то о другом, одновременно с этим субъективным "ассоциативным блужданием" происходит объективный процесс обмена электрическими и биохимическими сигналами между нейронами в моём организме. Это объективное "ассоциативное блуждание".

Оба процесса взаимосвязаны. Эти процессы, каждый своими средствами, проигрывают одни и те же цепочки ассоциативно связанных образов, которые по происхождению отражают прежний опыт моего взаимодействия с внешним миром. Одновременно во внешнем мире происходят объективные (не зависящие от моего сознания) новые процессы, которые тоже влияют на ассоциативный путь моего размышления.

В алгоритме самообучения, который я разрабатываю, выбираемое решение зависит от момента времени, когда принимается это решение. В различные моменты то одно, то другое решение кажется более предпочтительным, причём отличие в предпочтительности может быть совершенно незначительным - не выходит за "1...2 сигма". В момент выбора "свободно" принимаемое решение оценивается, как чуть-чуть более выгодное с точки зрения оптимизации предписанной целевой функции. Но через долю секунды в таком положении может оказаться другой возможный выбор.

Я свободно (в том случае, если мне кажется, что это происходит свободно) принимаю решение, и это же решение является "свободным" выбором моего организма. Состояние организма зависит от того, о чём я думаю. Более строго - то, о чём я думаю, и физическое состояние организма зависят от одних и тех же внешних (и внутренних для организма) условий и от одной и той же истории.

Сознание не является следствием, продуктом взаимодействия между физическими объектами (атомами). Процесс физического взаимодействия и процесс субъективного восприятия - это две стороны одного явления. Назовём его "ассоциативным блужданием". Это процесс поддержания равновесия в особой информационной системе, которая устроена так, что для выхода из текущей точки равновесия в другую точку равновесия достаточно малейшего "незаметного" воздействия. Область равновесных состояний очень широка. Поэтому почти всегда находится удовлетворительное динамическое равновесное состояние.

Re: Свобода воли

4 октября 2002 г. 00:46 fido7.ru.ai

Черновое определение свободы воли лучше давать от имени первой персоны, так как это психическое явление. Принятие решения - это не то же самое, что механический, выполняемый при помощи алгоритма выбор варианта, и даже не то же самое, что исполнение решения. То есть - это ещё не действие, а лишь ненаблюдаемое со стороны субъективное намерение. У датчика случайных чисел нет намерений. Не так просто доказать, что они есть у вас. А у меня (у первой персоны) - есть.

Вполне можно принять решение после обеда полететь на Марс. Психически возможно почувствовать боль в отсутствующей ноге, или признать в случайном прохожем инопланетянина. Эти реальные психические состояния даны субъекту непосредственно, но они не всегда точно отражают физическую реальность.

Один из вариантов "парадокса свободы воли" имеет физический уклон: если моё тело подчиняется законам природы, то как оно может одновременно подчиняться моей "воле"? Получилось бы противоречие. Воля даже не учитывается в законах природы. А если и будет когда-то учтена, то тоже будет им подчиняться. Таково свойство законов природы.

Это наивный подход к проблеме. Мы специально ищем такие закономерности в природе, которые являются "объективными", и не зависят от сознания. Сознание не может быть включено в физическую картину мира в силу способа построения этой картины. У меня нет свободы нарушать законы природы. Моё тело, как физический объект, подчиняется физическим законам.

Почему же я постоянно убеждаюсь, что моё поведение является следствием моих намерений? Каким образом это согласуется с объективностью законов природы? Можно ли считать, что моя свобода воли - это лишь иллюзия?

Разница между "физическим" и "психическим" состоит не только в различной природе, но и в том, что для субъекта физический мир является моделью внутри психического мира. Ощущение, (например, боль) дано непосредственно и не требует дополнительного обоснования. Но соответствие внешнего мира картине мира, данной через ощущения, требуется обосновывать. Для этого придуманы, например, логика и эксперимент.

Чувства могут обманывать, выдавая плохо понятное за что-то привычное. Можно оказаться в плену "первого впечатления" и т.п. Если не стремиться к поиску объективного знания, то вдали по полянке бродит медведь, и лучше туда не ходить. А если стремиться, и подойти, то может оказаться, что это был качающийся на ветру куст.

Для того чтобы мир фантазий занимал безопасную зону в картине мира, лучше всё же искать истину. Это оказалось полезно, и у нас развилось такая замечательная черта, как праздное любопытство. Кое-кто доводит это свойство до профессионального уровня и даже зарабатывает этим деньги.

Итак, внешний мир доступен нам только через ощущения, которые могут обманывать. Является ли этот мир иллюзией?

Заметим, что чувства обманывают нас только в том смысле, что они могут неверно передать нам сведения о мире. Для обнаружения ошибки нужно доказательство - опыт, то есть, дополнительное исследование внешнего мира. Это исследование основано на применении тех же самых ощущений, так как другого канала информации у нас нет.

Однако чувства достоверны в том смысле, что "я чувствую именно то, что чувствую". И если я чувствую, что свободно принимаю решение, то так оно и есть.

Почему многие не считают внешний мир иллюзией. Потому что имеется возможность его изучения, уточнения знаний, и поиска ошибок. В результате обнаруживаются "законы природы", то есть, такие закономерности внешнего мира, которые совершенно не зависят от наших фантазий.

Также я могу провести опыты по проверке адекватности и свободы моих физических действий, основанных на свободно принимаемом решении. Допустим, сейчас я выполнил какое-то действие не свободно, а под влиянием незамеченных мною неизбежных внешних причин. Эти причины не могут распространяться на всё на свете. В каждой ситуации, видимо, действуют свои силы, могущие повлиять на выбор решения. Чтобы устранить влияние локальных причин, я приму решение впрок: по чётным дням я буду возвращаться с работы на автобусе, а по нечётным - на метро. Если и в такой постановке можно усмотреть сомнения в реализуемости моей свободной воли, то можно придумать другой эксперимент или другое рассуждение для дальнейшего исследования этого вопроса.

В результате я остаюсь уверенным в своей свободе воли. И остаётся только вопрос о механизме влияния психики на моё физическое тело. Как моё идеальное желание, мысль превращается в физическое действие?

Ответ состоит в том, что сознание, информационные процессы в нервной системе, и физическое поведение тела являются различными сторонами одного и того же процесса "ассоциативного блуждания". Единство этого процесса обеспечено единством природы: моё тело, нервная система и сознание всегда существовали вместе, и имеют общий опыт.

Единство процесса приводит к тому, что сознание и тело принимают одно и то же решение, или даже вырабатывают его совместно, как единый субъект по отношению к внешнему миру. Мы трактуем это явление, как подчинение тела сознанию. Однако не нужно считать такую трактовку логической ошибкой, так как исполнение (или попытка исполнения) решения всегда следует за принятием решения. Неизбежность этой связи обеспечивается тем, что у меня в подчинении есть только одно тело, а у моего тела - только одно сознание.

В пространстве субъективного опыта происходит "обдумывание" в форме ассоциативной игры форм сознания - образов, ощущений, переживаний. Формы сознания имеют качественную природу.

В нервной системе происходит обмен нервными сигналами, которые уже имеют количественные свойства. Информационные структуры в нервной системе не сводимы к формам сознания или к объектам физического мира, так как в нервной системе нет средств перекалибровки - пересчёта информации в физику или в мыслимые образы (мира).

В физическом мире все объекты "оцифрованы" в соответствии с требованиями наших объективных теорий. Хотя, конечно, никаких цифр в природе нет. И ассоциативное блуждание моего тела по этому миру есть просто его физическое существование.

Средства калибровки всё-таки существуют. Взаимовлияние сознания, нервной информации и внешнего мира можно установить объективными средствами. Например, можно обнаружить, какие физические воздействия на тело приводят к определённым состояниям нервной системы, и какие состояния нервной системы или её частей приводят к определённым ощущениям.

Перекалибровки имеют характер "интерфейсов", и принадлежат наполовину одному миру, наполовину - другому. Связь между нервной системой и миром обеспечивают "органы", перекодирующие физическое воздействие в нервный сигнал, и наоборот. Без них информация в нервной системе просто ничего не отражает.

Связь между организмом и сознанием обеспечивают ощущения, собственная природа которых не ясна. Это и есть "the hard problem" - главная проблема философии сознания.

Re: Свобода воли

5 октября 2002 г. 20:20 relcom.sci.philosophy

Мы приписываем своим мыслям верховенство над телом, то есть, постулируем наличие ничем не ограниченной свободы воли, а потом удивляемся, почему же в физических законах это не учитывается!

Потому что эти законы объективны: физика - это та часть природы, которая не зависит от сознания. Мы обнаружили, что у природы есть такие свойства и создали специальную науку для их изучения.

Наше тело вместе с нервной системой имеют свободу только в тех пределах, которые разрешены физикой, в частности, конструкцией тела.

Муравей на 99% подчиняется неосознаваемым рефлексам, и этим не отличается от ракеты с интеллектом ниже насекомого. Они обычно не принимают, а сразу исполняют заранее заготовленное действие. При необходимости выбора они тоже не "принимают" решение, а скорее выбирают его из предписанного ассортимента.

Высшие животные рефлексируют (переживают, думают) в процессе выбора решения. Это получается (и требует времени) потому, что им конструктивно предоставлен большой ассортимент возможных действий. Кроме того, приходится планировать или обдумывать последствия.

Обдумыванием занимается сам организм, а не некое оторванное от реальности "сознание". Сознание - это способность воспринимать кое-что из того, что происходит с организмом в форме "ощущений".

Сознание не тождественно отображается на организм, нервную систему или ближайший внешний мир. Это ещё не решённая проблема. Во всяком случае, оно оперирует своим кодом (образами, составленными из первичных ощущений). Нервная система - своим (образами, составленными из нейронных и биохимических сигналов). А тело - своим (механика, физика и биохимия).

Эти коды и вся их динамика связаны. Не будет большой ошибкой считать, что они зависят друг от друга. Это получается потому, что они направлены к общей цели, например, на обеспечение выживания организма. Организм у них один, внешний (объективный) мир - тоже один. Поэтому все три системы согласованы и отражают одно и то же (при выборе подходящей перекалибровки).

Если не придавать значения калибровкам, то сознание отражает внешний мир, внешнее состояние тела, внутренние не сводимые к физике ощущения, а нервная система отражает внутреннее динамическое состояние органов, поставляющих и принимающих нервные импульсы.

Решение принимает не сознание, а организм, имеющий сознание.

Тест осознавания себя Благодаря развитию культуры сознание цивилизованного человека продолжает развиваться, хотя пределы сознания биологического человека может быть уже достигнуты

Детерминизм и свобода воли Моё тело подчиняется моей воле или только физике, или воля выводится из физики и не свободна?

Опасно разумен Что вы думаете о танке, имеющем собственные желания?